В сердце леса

Вот уже несколько дней Роман не находил себе покоя, в ушах звенел тихий прощальный голос Етты: «Я не могу пойти против племени и оставить тебя у себя. Но если ты позовешь, я последую за тобой. Знай, я всегда буду рядом, смогу уберечь тебя от зла и поддержать в любом добром деле». Перед глазами то и дело возникал ее ласковый образ, казалось, из-за неизбежно случившейся разлуки все остальное потеряло всякий смысл.

Наконец он решился на этот непростой разговор со старейшиной своего племени. Внимательно выслушав рассказ о сердечных делах парня, старик покачал головой, сочувственно глядя на страдающего влюбленного.

– Чисто по-человечески, я тебя понимаю. И даже считаю, пусть лучше воин сразу с двумя бабами живет, чем женщины совсем без мужика, – попытался приободрить его вождь. – Но и ты пойми. Да, детей от дриад мы признаем полноценными членами племени, но рыжих бестий еще никто в наше племя не приводил. Мы не знаем, как к ним отнесутся наши женщины, а ведь многие из-за них стали вдовами. Поэтому как старейшина я не могу принять в племя твою избранницу, – старик похлопал парня по плечу. – Надо вам расстаться, чтобы не допустить внутриплеменных раздоров.

 

В маленьком домике на большом дереве разгоралась ссора.

– Ты разлюбила меня и хочешь бросить, ты по-прежнему изменяешь мне с этим краснокожим! – вся в слезах кричала молодая дриада.

– Я испытываю к тебе те же нежные чувства, что и раньше. И ты сразу знала, что я тайком от племени уже месяц встречаюсь с Романом, я ничего от тебя не скрывала, – спокойно возражала старшая.

– Я хочу, чтобы у нас с тобой все было как раньше, – возмущалась Джуль. – Брось его, разве тебе мало меня?

– Он так же, как и ты, стал дорог мне, и он любит меня не меньше, чем ты. Зачем кому-то страдать, когда все могут быть счастливы? И пойми, я не твоя собственность.

Мысль о потере единственного человека, который любил ее и заботился о ней, была для Джуль невыносима, но ревность и нежелание делиться с кем-то вызывали в ней злость и обиду. Она продолжала рыдать, выплескивая бурю своих чувств.

– Джуль, ты мне как сестра, и даже больше, я готова делить с тобой своего мужчину, если ты этого захочешь. Но я не могу бросить его и не хочу расставаться с тобой. Поэтому умоляю, поехали с нами. Пойми, тут у нас с Романом нет будущего. Наши племена отказали нам в праве на любовь, мы обречены стать изгоями. Но если я тебе хоть чуточку дорога, прошу, поехали с нами.

Джуль с содроганием пыталась представить неизбежную разлуку и еще больше утопала в слезах.

– На рассвете мы с Романом отплываем на каноэ по реке в глубь Дивнолесья, подальше ото всех, кто осуждает наш союз. Как сестра или как любовница ты можешь присоединиться к нам, и я очень прошу тебя об этом. Но здесь я больше не останусь. До рассвета у тебя еще есть время подумать, мы будем ждать тебя на берегу, но если ты не появишься до первых лучей солнца, мы больше никогда не увидимся.

Етта повернулась и без колебаний направилась к выходу.

– Я надеюсь, что не прощаюсь с тобой.

Джуль, уткнувшись в подушку, тихо всхлипывала.

 

Прошел день. Звездная ночь, сменившая его, раскрыла свои объятья, сливаясь с целым миром. На песчаном пляже, на изгибе Тихой реки, неспешно текущей в самое сердце волшебного леса, расположилось большое каноэ, которое стало домом для трех скитальцев, ищущих свое место в этом мире. Мягкий лунный свет окутал три силуэта, сплетающихся воедино. Етта нежно ласкала Джуль, Рома страстно целовал Етту, а Джуль несмело, кончиками пальцев поглаживала избранника своей возлюбленной.

Так дриады, меняя свой уклад, постепенно расселялись по всему Дивнолесью.

4. Волшебное Зеркало