Потустороннее

Его словно засосало внутрь. Он оказался стоящим посередине бескрайнего шахматного пола, уходившего за горизонт. Ни стен, ни потолка не было видно, только необозримая темнота черной пустоты говорила о бесконечности пространства в этой комнате. Вдруг черные клетки шахматного пола стали светлеть и постепенно белеть. Вскоре весь пол, слившись в одном цвете, стал матово белым.

– Как-то не так, – подумал Лис и моргнул.

Пол снова стал шахматным. Но вскоре стали чернеть белые клетки, и пол быстро растворился в окружающей черноте стен и потолка, слившись в одно кромешное ничего.

Лис снова моргнул, но это уже не помогло. Он стоял и моргал посреди бескрайней пустоты. «Наверное, так выглядела Изначальная пустота», – промелькнула в голове мимолетная мысль. Наконец ему надоело моргать, и он подумал: «Если вокруг пустота, тогда я должен провалиться в бездну». И тут же взвился вверх, прочь из собственного тела.

Смотря сверху вниз, он удивился, каким маленьким кажется с высоты его тело. Словно кукла. Точно, маленькая марионеточная кукла, которую можно дергать за веревочки. Лис решил посмотреть на руки и увидел, как кукла внизу подносит ладони к лицу. Он захотел затопать и увидел, как марионетка в пустоте бесшумно дергает ногами. Он почувствовал, что может повернуть голову на сто восемьдесят градусов, но на всякий случай не стал это проверять.

«Значит, тело – это просто кукла, а я могу смотреть на мир ее глазами, – сделал вывод Лис. – Могу играть различные роли в разных спектаклях: грустных и радостных, забавных и глупых, скучных и интересных, длинных и не очень. А могу просто наблюдать за представлением сверху, как сейчас».

Лис подумал, что, наверное, телу неудобно стоять в пустоте и посадил его на корточки, но вспомнил, что на корточках вообще сидеть неудобно, и уложил его. Лежать с открытыми глазами в темноте было странно, и он решил закрыть глаза. И тогда тело пропало.

«Как хорошо, что я хоть ненадолго избавился от бренного тела, которому постоянно что-то нужно, что-то требуется, что-то чешется, что-то волнует, что-то беспокоит, и всегда хочется много денег», – Лис забыл, что такое «деньги», потому что в действительности их попросту не существует, но он точно помнил, что их все время хотелось, пока он был в теле.

«Как хорошо, что я, наконец, могу просто побыть самим собой, – подумал он. – Интересно, а как я выгляжу без тела? Где-то здесь должно быть зеркало, через которое я попал сюда». Лис осмотрелся по сторонам и заметил невдалеке силуэт зеркала.

– Не смотри, – вдруг закричало невидимое тело.

– Не надо, – вторил беспокойный ум.

Но сознанию было все равно, и оно спокойно плыло к зеркальной поверхности, чтобы взглянуть на свое отражение.

«Если зеркало служило входом, то теперь это будет выход, а если вход – это выход, значит здесь все наоборот, – подумал Лис. – Как забавно!»

Приблизившись к зеркалу, он осторожно посмотрел на его поверхность, боясь пробудиться. Но он не проснулся, а из зеркала на него смотрело два глаза янтарно-золотистого цвета. Постепенно стала проявляться большая и толстая, плюшево-пушистая серая кошачья физиономия.

– Ты кто? – спросил Лис.

– Я Кот, – ответило отражение.

– А я Лис, – представился глядящий в зеркало.

– Интересно, едят ли лисы кошек? – спросил Кот.

– Возможно, – честно признался он. – Но я не настоящий лис.

– А я не настоящий кот, – ответила морда.

– Я знаю, ты какая-то сущность. Но, похоже, ты хочешь подружиться, раз выбрал такой образ, значит, ты дружелюбная сущность.

Кошачья морда широко улыбнулась во все тридцать два зуба.

«Странно, у него человеческие зубы», – подумал Лис.

«Странно, что тебя это удивляет, – отозвалось сознание. – Тебя же не озадачило, что кот говорит с тобой на человеческом языке, почему тогда у него не может быть таких зубов?»

«И верно», – согласился он.

– Знаешь, я тебе признателен за то, что ты выбрал такой образ, – сказал Лис. – Я люблю котов, только не есть, а просто люблю. Когда они рядом.

– Если хочешь, я всегда могу быть рядом.

– Хочу, – отозвался Лис. – Пусть так и будет.

Кот опять расплылся в улыбке.

– А что ты тут делаешь? – спросил Лис.

– Ждал тебя, – ответил Кот.

– Давно?

– С тех пор, как вручил тебе рунный камень.

– Да, я, похоже, был неторопливым.

– Это неважно, важно то, что сейчас ты здесь.

– Ты был тут заперт? – поинтересовался Лис.

– Заперт? Нет. Скорее, помещен в зал ожиданий.

– Знаешь, похоже, здесь все наоборот, – сказал Лис. – И меня стоит называть наоборот, не Лис, а Сил. А ты тогда – Ток. А если нас объединить, то получится Сила Тока.

– Сила Тока. Здорово, а что это такое?

– Не знаю, но, наверное, что-то мощное.

– Это точно, – подтвердил Кот. – Если нас объединить, то получится нечто очень мощное.

Кот зевнул, Лис почувствовал, что ему тоже тут стало надоедать, а возможно, он начал скучать по своему прихотливому телу.

– Может, давай отсюда выбираться? – спросил Лис.

Кот молча кивнул. Лис осторожно просунулся в зеркало, как раз в том месте, где было отражение кошачьей морды. Их сущности слились, а по зеркальной поверхности пошли круги.

4.5 Кошачий глаз